Суд обязал «Росгосстрах» выплатить екатеринбурженке 88 тыс. р. за похищенный iPhone

Екатеринбурженка Татьяна П. приобрела смартфон Apple iPhone 11 256Gb и решила его застраховать. В декабре 2019 г. она заключила договор добровольного страхования с ПАО СК «Росгосстрах», а спустя год телефон был похищен. Страховщик отказался выплачивать компенсацию по полису.

Страховая премия была определена в сумме 73 990 р., а срок действия договора составлял два года. В мае 2020 г. Татьяна П. зашла в отделение «Почты России» на ул. Титова в Екатеринбурге, где неизвестным лицом из ее сумки телефон был похищен. Женщина обратилась в отдел полиции.  Постановлением следователя было возбуждено уголовное дело по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ.  В июне того же года женщина обратилась в страховую компанию с заявлением о наступлении страхового случая. Однако ей было отказано в выплате страхового возмещения. Свою позицию ПАО СК «Росгосстрах» аргументировало тем, что уголовное дело возбуждено по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ (кража с причинением значительного ущерба гражданину), а в договоре прописано, что полным страховым риском является, в том числе, кража с незаконным проникновением в помещение, иное хранилище (п. «б» ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ), а также кража, совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившейся при потерпевшем (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ).  Татьяна П. посчитала отказ в выплате страхового возмещения незаконным и необоснованным и обратилась в Чкаловский районный суд Екатеринбурга с иском к «Росгосстраху» о взыскании страхового возмещения в сумме 73 990 р., неустойки, компенсации морального вреда — 10 тыс. р. и штрафа.  Решением Чкаловского районного суда Екатеринбурга исковые требования были  удовлетворены частично. С «Росгосстраха» взыскано в пользу истца страховое возмещение в размере 73 990 р., неустойка — 8 809 р., 1 000 р. компенсации морального вреда и штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя (5 тыс. р.).   Не согласившись с указанным решением, истец и ответчик подали апелляционные жалобы в Свердловский областной суд. Ответчик просил отменить решение суда первой инстанции и отказать истцу в удовлетворении требований. Истец просила  взыскать с ПАО СК «Росгострах» штраф в размере 41 899 р. и увеличить компенсацию морального вреда до 10 тыс. р.  Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что факт хищения у истца телефона ответчиком не оспаривался. В заключенном сторонами договоре страхования кража мобильной техники, совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившейся при потерпевшей, указана как страховой случай. Судом признаны несостоятельными доводы ответчика о том, что уголовное дело возбуждено не по тому пункту, который указан в договоре страхования, поскольку при возбуждении уголовного дела следователем прямо указано, что хищение телефона произошло из сумки истца. Квалификация действий неустановленного лица по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ предварительная.  Одновременно суд счел, что условия данного договора ущемляют права потребителя. Страховщик, согласовав в полисе страхования условие о страховом риске с указанием обязательной квалификацией этого деяния сотрудниками правоохранительных органов по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, существенно ограничил свои обязательства по договору страхования. Предварительная квалификация неправомерных действий сотрудниками полиции не зависит от воли и действий страхователя. Также Чкаловский районный суд Екатеринбурга отметил, что при заключении договора страхования Татьяна П. не была надлежащим образом ознакомлена с условиями и правилами страхования, они не были ей вручены, в страховом полисе она за них не расписалась.   Свердловский областной суд, рассмотрев материалы дела, заслушав доводы апелляционных жалоб сторон, согласился со всеми выводами суда первой инстанции и оставил решение Чкаловского районного суда Екатеринбурга без изменений. «Росгосстрах» обязан выплатить екатеринбурженке 88 799 р. страхового возмещения за украденный iPhone, сообщает Ural24.

Читайте также