Дорогостоящие онкопрепараты не вписались в тарифы ОМС

Схемы терапии онкозаболеваний с препаратами, не включенными в перечень жизненно необходимых, в 2021 г. стали оплачиваться по усредненным тарифам, которые могут быть в десятки раз ниже прошлогодних и не покрывают стоимости лекарств. 

Среди таких препаратов оказался, например, Абраксан (паклитаксел+альбумин) от Celgene, который входит в первую линию терапии рака поджелудочной железы. В Минздраве РФ считают, что расчет тарифов на лечение препаратами вне перечня жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП) «не представляется возможным из-за отсутствия предельной зарегистрированной цены», пишет портал vademec.ru.

Схемы с препаратами не из перечня ЖНВЛП назначаются по решению врачебной комиссии. В 2020 г. такие случаи оплачивались по ОМС — по клинико-статистическим группам, которые относятся к конкретному заболеванию. Например, в одну схему входили гемцитабин и паклитаксел+альбумин. Это первая линия лечения рака поджелудочной железы (в 2019 г. впервые было выявлено 15,3 тыс. таких больных). Монотерапия паклитаксел+альбумин назначается при метастатическом тройном негативном раке молочной железы. Тариф ОМС на схему, включающую гемцитабин и паклитаксел+альбумин, по данным BMS (в нее входит Celgene), составлял 145,7 и 265,8 тыс. р. в круглосуточном стационаре в зависимости от режима дозирования.

В 2020 г. схемы по КСГ включали не менее 11 препаратов, не включенных в ЖНВЛП. Среди них, помимо паклитаксела+альбумина, были такие лекарства, как винфлунин и трабектедин. Винфлунин от Pierre Fabre назначается при инвазивном и метастатическом раке мочевого пузыря (+14 тыс. новых случаев в год) при неэффективности цисплатина. По данным мониторинга тарифных соглашений, тариф с винфлунином составлял в 2020 г. 118,8 тыс. р. (для круглосуточного стационара). Трабектедин (ТН Йонделис, «Р-Фарм») показан при определённых типах саркомы матки. Монотерапия оплачивалась по тарифу 376,1 тыс. р.

В 2021 г. ФФОМС исключил эти схемы из группировщика КСГ. Теперь если больница хочет получить оплату за лечение такими схемами, она может провести их по тарифам «прочих схем лекарственной терапии». Для круглосуточного стационара такие тарифы составляют в среднем от 12,6 до 17,5 тыс. р., что в ряде случаев в разы отличается от прежних тарифов. ФФОМС также указывает, что при применении тарифов «прочих схем» обязательно проведение экспертизы качества медпомощи.

«Перевод в «прочие схемы» неЖНВЛП-препаратов напрочь остановил их применение во многих регионах. Специалисты не знают, как их списывать, потому что тариф никак не покрывает стоимости одной инфузии», — говорила на XI съезде онкологов в мае директор отдела по организации обеспечения доступа препаратов на рынок и ценообразованию BMS Алиса Джангирянц.

Не все производители ощутили изменение тарифа. Среди попавших под сокращение схем — темсиролимус от Pfizer (ТН Торизел), тариф по которому составлял в среднем 39,8 тыс. р. в круглосуточном стационаре (по данным четырёх регионов). Препарат возможно оплачивать по «прочим схемам», он назначается в соответствии с клиническими рекомендациями и бесперебойно поставляется в Россию, — не видит проблемы представитель Pfizer.

«Больше всего пострадали больные, которым требуется паклитаксел+альбумин, поскольку в комбинации с гемцитабином препарат составлял одну из основных схем терапии первой линии рака поджелудочной железы. Паклитаксел+альбумин также важен и незаменим для лечения наиболее агрессивного, быстропрогрессирующего типа рака молочной железы в комбинации с иммунотерапией. Теперь же вне Москвы ни одна медорганизация в регионах не будет лечить пациентов этими препаратами в рамках ОМС», — пояснил Vademecum заместитель директора НИИ клинической онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина Алексей Трякин.

Остальные препараты, исключенные из перечня схем, по его словам, применяются в менее распространенных случаях, хотя и они зачастую незаменимы. Регионы вправе закупать эти препараты по льготе, но по факту средств регионального бюджета всегда недостаточно, добавляет Трякин.

Вице-президент Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов также отмечает, что оплата лечения препаратами, не входящими в классификатор ФФОМС, производится как для «прочих» схем, соответственно есть вероятность того, что она может оказаться существенно ниже, чем себестоимость используемых лекарств. «Расчет тарифа по КСГ непрозрачен, официально его обоснование не публикуется, а значит, в расчете весьма вероятны «ошибки» или «подгон» под необходимый размер обратным расчетом. То есть риск того, что величина тарифа в реальности не будет покрывать всех затрат, которые обязаны учитываться в соответствии с нормативно-правовыми актами системы ОМС», — прокомментировал он.

В январе — июне 2021 г. объём госзакупок этих 11 препаратов снизился на 67% год к году — до 647,4 млн р., подсчитала Headway Company для «Коммерсанта». Значительнее всего — на 75% — упали закупки темсиролимуса и винфлунина, на 70% — паклитаксела+альбумина. В январе — июне 2020 г., когда лечение этими препаратами покрывалось тарифом ОМС, объём госзаказа составлял почти 2 млрд р.

По данным Headway Company, лишь 10 регионов, включая Татарстан, Ханты-Мансийский АО, Тюменскую область, смогли сохранить в этом году объёмы закупок дорогостоящих препаратов против рака на прежнем уровне. При этом Ивановская, Мурманская, Орловская, Кировская, Магаданская, Новгородская области и Чечня в этом году вовсе перестали закупать эти лекарства. В то же время, по оценкам DSM Group, продажи ряда исключенных из терапии за счет ОМС препаратов в коммерческом сегменте выросли в среднем на 75%.

В Минздраве и ФФОМС пояснили изданию, что вопрос оплаты онкопрепаратов, в том числе не входящих в ЖНВЛП, полностью урегулирован. В министерстве считают, что расчёт тарифов на лечение препаратами вне перечня ЖНВЛП «не представляется возможным из-за отсутствия предельной зарегистрированной цены».